Идеальные отношения - Виталий Салахмир - VITALIK.kz

Мерно тикали часы на кухне, нарезая круги по циферблату и незаметно перемещая стрелки поменьше за собой. Время подходило к полуночи. На столе размещалось: пара фужеров с белым вином, наскоро придуманный салат из овощей, на которые сегодня сезон, шоколадка (70% какао, чёрная, горькая), букет позавчерашних цветов в вазе, пара грязных тарелок и, периодически, кошка. Из открытых окон, пробиваясь сквозь звуки чилл-аутных легких песенок, доносились голоса тех, кто предпочёл этой идиллии пару бутылок кофе и «позавчерашних» женщин под низкосортный шум из мобильных телефонов, который они звали «музыка».

Он молчал. Она молчала. Как-то негласно было установлено правило, «понимать друг друга без слов», хотя, конечно же, они друг друга вовсе не понимали, не смотря на всю идеальность их отношений, начиная знакомством, заканчивая этим, похожим на романтический, ужином.

— Знаешь, это ты во всём виноват, — без каких-либо предпосылок произнесла чуток захмелевшая она.

Он, тоже под градусом, ибо пил в основном он, удивлённо поднял бровь.

— Что случилось?

— Ты слишком многого от меня требуешь. Я не готова к тому, что ты хочешь, и не смогу этого дать.

Повисла пауза. Лицо девушки не выражало ровным счётом ничего. Сегодня двое влюблённых, будто в важной покерной игре, не выдавали своих эмоций, не смотря на напряженность ситуации и совсем иной контекст. Он же пытался отвлечься, вспоминая планы на завтра и просто думая ни о чём. Скандалить и выяснять отношения? Нет. Прошло слишком много времени с тех пор, когда он был маленьким, неопытным мальчиком, имеющим страсть к скандалам. Он сидел, молчал, хладнокровно допивая вино.

— Мы встречаемся только потому что ТЫ так захотел. И сегодня мы здесь тоже, потому что ТЫ так хочешь. Я так не могу.

Он молчал. Отношения, которым был не первый месяц, которые являли ему идиллию, именно те отношения, которых он искал и добивался, именно с такой женщиной, как она, сегодня летели в тар-тар, причин он не понимал. Может быть это алкоголь в ней говорит с ним? Вполне возможно. Но как? Она не выпила даже половины бокала. Нет, она трезва. И, судя по тому, как она говорит, этот разговор готовился, она ждала удобного момента.

— Я не могу тебя любить. Ты должен быть счастлив, но не со мной, я знаю, что однажды мне придётся тебя отпустить.

Её слова звучали, как звучала бы сталь клинка, проходящая по горлу, в котором в этот момент стоял комок какой-то обиды. Обиды на неё, на ту, которую он боготворил с самого первого момента знакомства. Почему, зачем она это говорит? В распалённом мыслями и сдобренном алкоголем сознании мысли летали со скоростью пули, впрочем, пули со смещённым центром тяжести.

— Пойдём, покурим, — он, знающий, какую роль играет сигаретный дым в подобных ситуациях, был уверен, что «покурить» поможет решить ситуацию. Или хотя бы даст зацепку к её решению.

Увы. Её «особенность», по причине которой он вообще был с ней, распространялась и на моменты «выяснения отношений». Увы. Это «выяснение отношений» было первым в их совместном опыте и выбивалось из его представлений о этой «маленькой жизни».

Они допили бутылку. Он допил. Открыли вторую. Он открыл. Она же молчала и думала о чём-то своём, периодически объявляя о своём присутствии независимыми друг от друга репликами.

— Однажды мы расстанемся. Ты знаешь почему.

Он знал.

Ветер приносил через окно запах недавно прошедшего дождя и сигаретного дыма. Еле слышно щёлкнул замок. Тихо, аккуратно, захлопнулась дверь. Мерно, без устали тикали часы, показывая своим циферблатом приближение рабочего дня. Он вышел. Закурил. Через несколько тщетных попыток всё-таки попал ключом в замок двери, затем в замок зажигания. Выжал сцепление, включил первую скорость, нажал газ в пол и уехал в рассвет. Она о нём забыла на третий день, после того как вынесла мусор, среди которого был завядший букет цветов и почти пустая бутылка белого французского вина. Идеальная женщина. Идеальные отношения.