Ночные фонари загораются в это время года часов в 9 вечера. Центр города, пятница, суматоха, пьяные, но счастливые лица, плутающие в иллюзиях, что отвлекают их от рутины рабочей недели. Ощущение праздника в изменённых сознаниях, населяющих неизменный в своей сути город.

Ставшая родной многоэтажка, кремовые стены, 83, дверь, ключ, замок, двое часов друг напротив друга, ключ, замок, я один.

Что может сегодня вызвать мои эмоции? Вся суть извращений в пресыщении обыденностью. Мы начинаем с пива, заканчиваем алкогольным отравлением, мешая всё, что попадётся под руку, в совершенно сумасбродных пропорциях, выпивая залпом. Сначала доведение себя до «предельного» состояния – «праздник», возможность почувствовать новые эмоции, некоторое счастье, если это состояние можно так назвать. Потом это входит в привычку, и в погоне за эмоциями мы принимаем теоретический «первый» как детонатор побуждения «почувствовать жизнь». Позже и это становится данностью. Она была моим «первым», она стала моим «999», два года реабилитации, я не помню точно, зачем мне нужен был тот самый «первый», но точно помню, что это кумарит, что это штырит, что это прикольно.

Что нужно, чтобы сделать какую-то глупость, вот без причины, взять и сделать ТО, что тебе не свойственно? Под глупостью ведь и принимаем что-то нестандартное. Пока оно не перестало быть нестандартным.

Состояние беспокойства, накрученная психика, экшн в душе, потерял лучик, освещающий последние пару дней. Какая глупость, в принципе, вся эта ситуация. Боюсь, что случится плохое, в душе радуясь, что я всё-таки испытываю эти эмоции.

Мечты умирают в 20. С ними, в тар-тар, улетает наивность. И способность радоваться простым вещам. Цинизм. Циничность. Циничный. Хладнокровным я был в 19. До того, как погибли мечты. Теперь я просто циничный. Под алкоголем, порой, душа открывается сильнее, чем от милых речей, красивой музыки…

Я открываю бутылку пива. Нефильтрованного. Пожёстче. Я не люблю терять контроль. Сегодня ночью я лавирую на грани. Этот момент, за пару секунд до наступления оргазма. Пока она спит. Её здесь вовсе нет. И вряд ли когда-то будет. Душевная мастурбация.

Фонари горят, освещая счастливые лица, наслаждающиеся летней ночью. А я здесь, в родной многоэтажке. Закрывшись на два оборота ключа. Один. Душевная мастурбация.