21 марта, в день празднования Новруза, мы проснулись от доносящихся из окна звуков узбекской лезгинки. Возможно, она ни разу не лезгинка, но трубы и барабаны её прямо-таки напоминают. Ещё эти трубы напоминают рой диких пчёл, летающих по улице.

Позавтракали, собрались, отзвонились хозяину квартиры. Прибыл он только в 11 часов утра — нереально поздно для выезда в Душанбе из Ташкента, как по мне. В планах было, если не успеем, остановиться в пограничном таджикском Худжанде. Больше никаких планов не было — куда и как ехать мы не знали. Интернета толком не было, а та информация, что нашли до отъезда, особой ценности не имела.

Отдали ключи, на всякий случай поинтересовались у хозяина квартиры, где тут автовокзалы, надели рюкзаки и поехали. Так получилось, что ближайший от нас автовокзал находился в нескольких станциях метро поодаль. Не желая привлекать лишнее внимание полиции, решили проехать это расстояние на такси. Всё бы ничего, но из-за ремонта проспекта Бунёдкор, таксистов не было — дорога ж перекрыта. Оттого пришлось спускаться в метро и ехать на нём — со всеми вытекающими.

Куйлюк базар

Я знал, что нам нужно до мистического «Ойбека». Карта показала, что в Ташкенте есть такая станция метро — логика подсказала, что где-то рядом должен быть автовокзал, от которого везут до границы. И 20 марта мы таки съездили на эту станцию. Тогда же я понял свою ошибку, обнаружив на той же карте КПП «Ойбек» на границе с Таджикистаном. Собственно, потому-то я у хозяина квартиры совета и спросил.

На станции метро Собира Рахимова, что находится на пересечении Бунёдкор и улицы Гавхара, располагается одноимённый автовокзал. Если вы едете из Ташкента в Таджикистан, то это не тот автовокзал, что вам нужен. 

Автовокзал Собира Рахимова
То, что площадь пустая — иллюзия. Выбирал момент, когда людей не будет, чтобы не смущать.

Таксистов 21 марта утром на автовокзале оказалась туева хуча. Однако, все они едут в Гулистан. Почекав карту, мы увидим, что Гулистан находится ровно параллельно международному КПП «Ойбек», на который нам и нужно. «Ну, договоримся», подумал я, и начался торг. Торговаться нереально тяжело — все тебя тянут в свою сторону. Таксисты на этом автовокзале упорно пытались утянуть ещё и в Гулистан, а не до Ойбека — де, оттуда такси поймаете, уедете. В итоге, один из таксистов изрёк: «хватит им голову морочить», отправил нас через дорогу, там де, найдёте, что искали.

Через дорогу также стояли таксисты — чуть инертнее, чем предыдущие, спокойнее. Я не помню, куда ехали они, не помню цен. Помню, что рубился за это «нам нужно конкретно до границы с Таджикистаном». В итоге, один из таксистов сказал, де, поехали, довезу до места, где стоят таксисты, катающиеся мимо Ойбека. Мы отдали 8 000 сум (400 тенге) за двоих и почти сразу поехали. Кроме нас в машине сидело ещё два человека, без них было бы дороже.

Ташкентское такси Нексия
Daewoo Nexia. Тогда, когда в городе почти все «Нексии» это «Шевроле», нам попалась именно Daewoo.

Привезли нас на Куйлюк базар, который находится по Ташкентской объездной, аж за аэропортом. Здесь стоят таксисты, едущие до Бекабада. По дороге, которая проходит аккурат мимо КПП «Ойбек». С ходу заряжают 20 000 сум на человека, но торгуются. Мы сторговались на 20 000 сум, но за двоих (или 500 тенге с человка). Женщина потом рассказывала, что пока я торговался, левый мужчина рядом сказал «больше 20 000 не давайте». Не дали. Тарифы для едущих в Бекабад и Ойбек одинаковы, к слову.

Куйлюк Базар Ташкент
Вид на Куйлюк-Базар и разнообразие ташкентского автопарка.

Наполнения машины (а это была та же Nexia, но уже Chevrolet) ждали достаточно долго — минут 15. Смеркалось, собирался дождь, потому мы были рады уже тому, что сидим под крышей.

С дождём отдельная история — он шёл в Ташкенте за день до нашего приезда, плюс прогноз погоды обещал, что этот самый дождь нас будет преследовать всю поездку. Каждый раз, когда шёл дождь, мы были либо в дороге, либо под крышей — и в Узбекистане, и в Таджикистане. Невероятная мистика. Вот и тут было так.

Докурив последние сигареты, мы задались вопросом их покупки — пока есть время. Помним, что купить подобные вещи можно только в специализированных местах. Подошёл к «нашему» таксисту, спросил по поводу оных в этом месте. «А, вон там сидят, торгуют, сходи, купи». Оставил женщине перцовый баллончик на всякий случай, взял деньги, пошёл искать.

Сигареты на Куйлюк Базаре продают так же, как у нас на тротуарах штучно. Стоят грузные тёти, продают прямо из сумок. Подошёл, увидел разнообразие марок, в которых не разбираюсь, наугад показал на пачку. Стоила она 6 000 сум (300 тенге). Вытащил деньги, стою, считаю. Выбираю самые ветхие купюры, то есть. Подходят менты. Оп-па. Отхожу. Менты выгоняют продавщицу, та тянет мне выбранную пачку сигарет, в полушоковом состоянии в эту картину втыкаю я. Не знаю, какая ответственность за покупку сигарет в таких местах, но проблем не особо хотелось. Плюс, паспорт оставил в машине — сглупил. Оценив ситуацию, решаю, что надобно отходить вон. И тут продавщица делает офигеннейший жест. Она говорит полицейским, де, я покупаю эти сигареты. Менты, изменившись в лице, поворачиваются ко мне и задают сакраментальный вопрос: «аласын ба? [берёшь?]». Мгновенно сориентировавшись, отвечаю «алмаймын [не беру]», ретируюсь. Продавщица улыбается, полицейские теряют ко мне интерес и таки выгоняют продавщицу. Занавес. Таксист, поняв что произошло, вещает, вернутся они сейчас. Иду обратно, нахожу продавщицу, уже без полицейских. Покупаю сигареты, с лёгким тремором иду в машину.

Сигареты Mond Gum mint
Та самая пачка. Сигареты со вкусом жвачки. Ещё и контрабанда из Таджикистана. Внутри Таджикистана мы такого не встретим.

Дорога до КПП Ойбек

Сама дорога из Ташкента до КПП мало примечательна. На выезде из города, как и на въезде — контрольно-пропускной пункт, обыскивают и выезжающие, и въезжающие машины. Обыскивают выборочно, нас не останавливали.

Сразу же после выезда из Ташкента дорога заканчивается, начинается направление и соло на барабанах. Не смотря на этот факт, на дождь и на то, что мы едем на долбаной Нексии, таксист изображает из себя гонщика Формулы-1. Страшно, но что делать.

Дорога до Ойбека
Местные виды на скорости за сотню, сквозь мокрое окно.

Дорога не похожа на, скажем, трассу Алматы-Бишкек. Здесь повеселее, если не брать в учёт асфальт. Именно по этой дороге вы проезжаете мимо Ташкентского моря (Тюябугузское водохранилище). Фотографий, к сожалению, показать не могу — сильно искажены от скорости.

В районе часа дня, мы уже были возле границы. Итого, дорога занимает час времени. При подъезде к границе, стоит ещё один пункт досмотра. Нам опять повезло, нас не тронули.

Хозяйке на заметку. Если пройти мимо поворота на границу, можно сходить в уборную — полезное действие перед прохождением узбекской границы. Да и там, за границей, не скоро сможете сходить.

Дорога на Бекабад весной
Нам повезло — дождь закончился до того, как мы приехали.

Ташкент Душанбе дорога

Фотографий самой границы и КПП не делал — ну его нафиг. Потому далее со слов.

Прохождение границы Ойбек-Фотехобод

Фотографии. Перед тем, как ехать на границу, я их спрятал на планшете + сделал копию-бэкап на USB-флешку. Это важный момент, смотреть рассказ о непосредственно прохождении узбекского поста.

Граница на Ойбеке международная и единственная, через которую могут пройти граждане Казахстана и России, коими мы и являемся. Узбеки и таджики тоже могут пройти через неё, но в связи с политической ситуацией, для этого им нужно делать визы. Соответственно, поток переходящих границу минимален, очередей здесь фактически нет, а у таможенников больше свободного времени на досмотры.

Перед КПП стоят фуры на российских и латвийских номерах. Когда ехали обратно — они тоже стояли. Недалеко от границы вас встретят валютчики, предлагающие обменять кровные. Я подумал, и решил, что поменять деньги всё-таки нужно, но не все. Поменяли половину, 70 долларов, получив за оные целых 560 сомони. Посчитав с калькулятором, понял, что в принципе неплохо — официальный курс, 39.1 тенге за сомони. Последние, впрочем, в Алматы купить нельзя почему-то.

У входа (одновременно это выход) на территории КПП стоит грозного вида солдат с автоматом. Он досматривает паспорта. Делает это долго, внимательно, зачем-то задаёт вопросы. Жутковатый тип. Навстречу нам выходила семейка россиян с детьми, ждать внимания постового пришлось минут 5.

Проходим в небольшое фойе, заполняем декларации на выезд, идём показывать паспорта. Женщина прошла сразу (и ушла на личный досмотр). Посмотрев же в мою декларацию, таможенник задал сакраментальный вопрос: «откуда взял сомон? когда въезжал, у тебя сомон не было» (тут так и произносят, «сомон»). И тут Виталик понял, что всё, приехал. Помятуя о чёрных валютных рынках, о законах и прочем-прочем, понял, что действительно: всё. «Поменял, в банке». «А чек где? Как мне тебе верить». После краткого диалога, в котором я явно проиграл, у меня забрали паспорт, скрепили старую декларацию с новой и отправили посидеть.

Я пожалуй, не буду рассказывать, что происходило дальше. Скажу только, что взяток с меня не брали (это показалось мне странным), что я сходил обратно к меняльщикам, поменял сомони на доллары и меня пропустили дальше. Дальше — к дальнейшему осмотру. Осматривали больше не меня, мои гаджеты. Таможенник проверил содержимое телефона, планшета, искал запрещённое содержимое (порнографию, религиозное, что там ещё вне закона). Увидев у меня в декларации флешку — отправил на досмотр и её. Тут небольшая ремарка: когда я выходил обратно менять сомони на доллары, я снёс нафиг все фотографии с флешки, оставив там только фильмы. Планшет же особенно не досматривали, потому фотографии остались в безопасности.

Больше всего порадовали вопросы таможенников по поводу моего семейного положения и типа наших отношений с женщиной. Естественно, я сказал что мы только друзья и никаких развратов в Узбекистане не устраивали. Таможенник поинтересовался, девушка ли моя женщина, или всё же женщина. Я рассказал ему про её возраст и спросил «какая ж она девушка в свои хх лет?». Тот всё понял. Сама женщина в это время сидела чуть поодаль и, естественно, ничего не слышала. После таможенник рассказал о том, что ежели мы иностранцы, то можно и поразвратничать. Вот если б были узбекистанцами, тогда красный свет. Он мне много что желал в плане отношений, в общем. Скучно чуваку. А может, вёл дружеский диалог с целью вывода на откровенности — не знаю. С его тезисом о том, что в чужой стране можно развратничать, я не согласился. Причём, искренне.

Нам рассказали о том, что смотреть в Таджикистане нечего, что ехать туда не стоит. Но пожелали удачной поездки и сообщили, что на обратном пути мы ещё свидаемся. На том и попрощались.

Таджикский Фотехобод это что-то с чем-то. Выйдя с узбекской территории, вы пройдёте по нейтральной полосе. С таджикской стороны на ней будут пастись коровы (не на дороге, конечно). Метров через сто стоит маленькая тонированная будка. В ней должен был быть таможенник, а не было. Минут через 5 подошёл. Мне поставил печать сразу же, просто вот взял и поставил, даже как дела не спросил. С женщиной забавнее. Дело в том, что родилась она в Кыргызстане, гражданство у неё российское, живёт в Казахстане, и вот сейчас едет из Узбекистана в Таджикистан. Всё собрала, о чём таджикский таможенник и заметил со смехом.

После будки будет идти метров 100 разрухи, в которой абсолютно непонятно, куда идти. Это больше похоже на какой-то заброшенный завод, но никак не таможню. По территории бегают большие собаки. Стоят такие же, как на узбекской стороне, фуры с иностранными номерами. Мы увидим их же на обратном пути, без изменений. Здесь же Duty Free, больше похожий на поселковый продуктовый магазин.

В 14:30 мы были на территории Республики Таджикистан. Прохождение границы заняло больше времени, чем дорога от Ташкента — около полутора часов. Часы по прохождению границы переводить не нужно — часовой пояс как в Ташкенте, GMT+5.

От границы до Худжанда

Сразу за границей стоит стайка таксистов. Весьма странно, я думал при таком пассажиропотоке их тут вовсе не будет. Встретили нас, предложили довезти до Худжанда — ближайший крупный к границе город. Оттуда, как пояснили, мы и уедем до Душанбе. Всё бы ничего, но попросили 30 долларов, только до Худжанда. При общем «таджикском бюджете» в 140 долларов, тридцатка была неподъёмной суммой. Мы отошли с женщиной, чтобы обсудить этот вопрос. На деле — чтобы нервно покурить, одну за одной, штуки три сигареты за раз. Как же так? Если только дорога у нас займёт сейчас долларов 100, зачем мы вообще поедем в Душанбе? Вариантов всплыло два: вернуться в Ташкент, либо съездить только в Худжанд, а после домой.

Капец, как торгуются таджикские таксисты… В условиях, когда больше вариантов нет. Ближайший населённый пункт, небольшой городок Бустон, находится в 10 километрах от границы. Машины туда-сюда не ездят, попуток нет. А если пешком — это 2-3 часа времени, которого у нас не было. В итоге, сторговались на невероятную сумму в 15 долларов, с условием, что таксист подберёт людей, если встретятся по дороге. Чувство, что меня накололи, не покидает и по текущий момент. Не смотря на все эти увещевания, типа дороги платные, бензин дорогой, ещё и заработать хочется. Дороги, к слову, действительно платные (и недешёвые), а бензин реально самый дорогой из всех стран, в коих я был за последнее время.

Таджикистан Дорога до Бустона
Дорога до города Бустон, через который мы поехали, пустынна. Но можно наблюдать горы, которых в Узбекистане не было. Напоминают те горы, что по кульджинской дороге.

Вот, за 15 долларов нас повезли в Худжанд. Таксист пообещал, что заедем по дороге в обменник, а уже в Худжанде он покажет нам, откуда уехать в Душанбе.

С обменом валют в Таджикистане такая же ерунда, что и в Узбекистане. На улицах их нет, менять валюты нужно в банках, курс невыгодный. Официальный курс, повторюсь, сейчас 39.1 тенге за один сомони. Таксист сказал «ща всё будет» и привёз нас на рынок в Бустоне. Женщина осталась в машине а я, взяв 120 долларов, пошёл за таксистом. Пять минут поисков, и меня повели в пустой ларёк — там всё и произошло. За свои 120 долларов мы получили 1015 сомони. То есть, курс оказался 37 тенге за 1 сомони, выгоднее, чем официальный. Таксист тут же отсчитал свои 120 сомони (грабёж!) и мы поехали дальше. После я, считая выгоду от обмена валют на рынке, понял, что фактически мы заплатили 5$, а остальные деньги будто бы поменяли официально. Нормально, в общем.

Полицейский Жигули Бустон Таджикистан
Оп-па. Менты. Где-то по дороге.

В дороге попутчики таки объявились. За Бустоном в машину сел таджикский мужчина, лет этак за 60. Поинтересовавшись, откуда мы и понимаем ли таджикский язык, он пол-дороги рассказывал взахлёб, насколько хороший город — Алматы, и какие в Таджикистане классные для альпинизма горы. С Алматы он каким-то образом связан, как я понял. Работает в Москве. Сын его — какая-то шишка в нашей же Астане.

Худжанд: первые впечатления

В 16:00 нас привезли на окраину Худжанда. Показали, типа, вот тут — машины до Душанбе. И попрощались. Про сам Худжанд будет отдельная статья, здесь только о том, что мы увидели, приехав, и как уехали в Душанбе.

Автовокзал представляет из себя пиздец. Это первое матерное слово за всё время описания поездки, ибо иначе не сказать. Находится он на самой окраине города, в его верху (тут, думаю, будет логичным делить город на верх-низ, ибо есть горы). Это в районе областной больницы. Сейчас я выложу фотографии, а вы сами про себя повторите то слово, что я выше написал.

Автовокзал Худжанд верхний автобусы
Внутри ничего нет. Даже скамеек. Птички только летают, и всё. Странно, что машину загнали только на крыльцо.
Автовокзал Худжанд верхний
Видимо, базар. Был.

Автовокзал Худжанд рынок

Хучжанд разбитый автовокзал
Где-то там — центр Худжанда.

За автовокзалом разместились лотки торговцев всякой мелочью. Всякой, кроме штучных сигарет. Там же — сам автовокзал, где автобусы стоят. Среди них нет тех, что идут до Душанбе. К слову, автобусов до Душанбе нет в природе — только такси.

Давайте теперь попробую описать свои эмоции я. Помните, когда мы въехали в страну, у меня промелькнула идея, что можно вернуться в Ташкент? Вот. Тут она у меня снова промелькнула в голове. Представьте первое впечатление от Таджикистана. Вкупе с тем, что мы слышим о самой жизни в Таджикистане, всё казалось реалистичным. Доехали, блин.

Вон те две машины, Хонда и Ссанг Йонг, требующиеся нам такси до Душанбе.

Такси до Душанбе стоят, но хозяев не видать. Толп желающих уехать в Душанбе граждан также нет. На лобовых стёклах висят номера телефонов — номера, по которым мы не можем позвонить. Связи-то местной нет. И, как пояснил тот таксист, без таджикского паспорта нам сим-карт не продадут. Приехали, да, путешественники хреновы. Ещё и дождик, которого мы успешно избегали ранее, капать начал.

Как ни крути, а что-то делать нужно было: на автостанции мы пробыли 20 минут, и 16:20 на часах выглядело угрожающим. Выбирали  из вариантов:

  1. Снять квартиру и остаться в Худжанде до утра (на деле, ни разу не вариант, первое впечатление побуждало валить отсюда поскорее).
  2. Ехать на аэропорт и провести ночь там.
  3. Проверить второй автовокзал, находящийся в 5 километров от нас. 

Снимать квартиру, не имея даже местного номера — нереально. Аэропорт. Март в Таджикистане тёплый, как-нибудь переживём. Но ехать решили через автовокзал: а вдруг? Тем более, по пути. Здесь же, на автовокзале, находится конечная 55 маршрута. Изучив табличку возле номера и карту в телефоне, сели внутрь. Местные толком ничего подсказать не могут: русский язык в Таджикистане вымер. Проезд — 1 сомони (или 39 тенге) с человека.

Делал фотографии по дороге, но расскажу о городе подробнее, как обещал, в отдельной статье. Вкратце: приехали в центр, поняли, что первое впечатление обманчиво. Перед тем, как идти пешком до автовокзала (маршрутка идёт недалеко, но не мимо), решили зайти в салон «МегаФона», пропинговать возможность подключения связи. И, о Б-же!, мы купили таджикскую SIM-карту! За минуту до закрытия точки (в 5 часов вечера)! У оформившей нам номер девочки невероятно чистый для местности русский язык и приятный голос. Спасибо ей. Хотя бы за то, что не послала лесом в связи с окончанием рабочего дня, как это бывает в Бишкеке.

Мегафон Таджикистан Тарифы

Попросили казахстанский паспорт, на него же и оформили. Номер с 4G интернетом, 80 мегабайтами трафика, 100 бесплатных минут по Таджикистану, обошёлся в 19 сомони (2 из них кинули на баланс, в наших всё вместе — 750 тенге).

сим карта Мегафон Таджикистан
Вот, опять же, никто ж никогда не видел сим-карт. Код Таджикистана — +992. Номер мне достался: 900 27 00 45.

Такси из Худжанда до Душанбе

С мобильным номером как-то поспокойнее. Покурили и пошли к автостанции. В 17:45 мы уже были там и торговались с местными таксистами. Вернее, с одним из них. Сходу заряжает 120 сомони с человека (4 700 тенге). Мы, наученные, пытались сбить до 50 сомони с одного. Однако, это странно, ибо 120 сомони мы отдали за то, чтобы доехать от таможни до города. А тут — ехать по горам и платным дорогам через полстраны в ночь. Но мы таки сторговались до 65 сомони с человека. 130 с двоих (5 000 тенге, в общем).

Ссанг йонг такси до Душанбе
Вот он, автотранспорт этого гражданина.

Таксист, получив договоренность, оставил нас в машине и ретировался. Мы стояли и курили. Заканчивался очередной день — смеркалось.

Гражданин, отсутствовал минут 10 где-то, вернулся, говорит: садитесь, поехали. Мы, обрадованные тем, что едем в салоне вдвоём, весело прыгнули на заднее сидение. Далеко нас не повезли: на фото выше светофор видите? Вот до него нас и отвезли. Там пересадили в Опель Зафира, забрали деньги и оставили ждать в неведение по поводу сроков отбытия. Водитель Зафиры оказался помоложе, и по-русски ничего сказать не мог. А таджикский для меня примерно как китайский.

Старый автовокзал Худжанд
Это вот как раз напротив. Вид на автовокзал — на картах он ещё называется «старым».

И мы начали ждать. Нервно курить сигареты, слушать непонятную речь, в чужом городе. Сигареты скоро начали заканчиваться, пришлось изучить табачный рынок и здесь. Сигареты в Таджикистане особым спросом не пользуются, потому продаются не везде только из этого соображения. Цены — как у нас, марки несильно отличаются. Единственное что, на пачках нет ни страшных картинок, как в Казахстане или Кыргызстане, ни белого прямоугольника с угрожающим текстом, как у Узбекистане.

Esse Change Худжанд Таджикистан
Esse Change (аналог нашего Exchange). Технически — никакой разницы. На пачке — ни одного слова на русском и таджикском языках, чистый импорт. Стоимость — 9 сомони 50 дирам.

В 7 часов вечера ровно был найден последний пассажир и Opel Zafira отправился в долгий путь до Душанбе.

Опель Зафира такси Хучанд Душанбе

Дорога до Душанбе

 В машине нас, включая водителя, оказалось шесть человек. Мы с женщиной на задних сидениях, ещё один человек — на детском ряду в багажнике. Второе место в багажнике заняли какие-то предметы быта.

Собственно, с этим человеком с последнего ряда мы и заговорили первыми. Он обратился к нам, спросив курс доллара к сомони. Без акцента, явно не местный (да и стал бы местный задавать такие вопросы). Оказался из Алматы — и такое бывает. Мужчине за пятьдесят, он, как и мы, поехал путешествовать на мартовские выходные. И, как и мы, не попал на празднование Новруза. Ехал же он иным маршрутом: Алматы-Бишкек-Ош-Худжанд. То есть, по кыргызским горам: рассказывал, как пришлось там же ночевать, в какой-то избушке, ибо снегом всё завалило. Рассказывал, как в Бишкеке нашёл хостел за 150 сом. Интересный, в общем, человек — я тоже хочу в его возрасте так кататься. Красавчик.

Дорога из Худжанда до Душанбе имеет 310 километров расстояния, что выливаются в 6 часов фактического времени пути. Выехав в 7 часов вечера, мы должны были быть в Душанбе в час ночи. Но надеялись, что будем ехать дольше — в час ночи весьма сложно найти место для ночёвки, а приехав мы часа в три, вполне могли потусить на улице до утра.

Ночью дорога плохо различима. С десяток туннелей, мостов, пунктов оплаты за проезд. Да, дорога в Таджикистане платная, и не дешёвая. Выглядит это так: едешь — заплатил, едешь — заплатил. На каждом пункте оплаты разная стоимость проезда. Есть 4 класса транспорта, для каждого свои расценки. Самый дешёвый класс — легковушки, типа той, на которой ехали мы. Непонятно, за что ты платишь, ибо дорога не везде хорошая. Непонятно, почему нельзя сделать один пункт оплаты: на въезде на дорогу.

Пункт оплаты Истаравшан дорога Душанбе Худжанд
Один из таких пунктов оплаты. Даёшь денюжку — едешь дальше. По-моему, даже чеков не дают.

Как мне удалось узнать, деньги берёт компания, ремонтировавшая дорогу. Типа, она тоннели и строила, всячески её облагораживала. И раньше было опаснее ездить, до ремонта. О том, насколько опасно ездить сейчас поразмышляем уже на обратном пути, когда будем ехать от Душанбе в Худжанд днём. Ночью ехать было относительно спокойно, не смотря на то, что шёл снег, закладывало уши на подъёмах и от давления болела голова.

Посмотрели ещё одну часть «Обители зла», заточили пол-пачки хлебцев (с утра не ели), попробовали спать. Женщина вырубилась с музыкой в наушниках (моей же), я периодически выключался. Ещё часа полтора спустя ко мне обратился таджик, сидящий на переднем месте. Поинтересовался, понимаю ли я на таджикском. Как и в случае, когда ехали в Худжанд, мы разговорились на тему Алматы и Казахстана. Собеседник выразил ещё больше восторга, чем предыдущий — он моложе, и когда-то учился в Асфендиярова. Сказал, что Алматы для него идёт сразу после Таджикистана, очень нравится ему этот город. Знает много подробностей из политической жизни Казахстана, пусть и с задержкой. Огорчился, когда узнал, что Рахата Алиева убили.

Главное не это всё. Главное, что этот последний собеседник, узнав о том, что никого у нас в Душанбе нет, и ночевать нам негде, вызвался помочь. На протяжении всего дальнейшего пути он звонил кому-то, разговаривал, договаривался. В итоге, нашёл номер в гостинице, за ночь в которой просили 100 сомони (4 000 тенге). Дорого, сказал я, и собеседник отправился разговаривать дальше.

Душанбе: первая ночь

В час ночи мы были в Душанбе. Лил дождь, когда мы вышли в неизвестном до сих пор районе. Мы стояли, курили, наблюдали за тем, как таджикские ГАИшники кормятся (о них расскажу позже и отдельно). Попрощались с алматинским путешественником, который, взяв такси, отправился в аэропорт — ночевать. Пока наш попутчик разговаривал сначала с тем таксистом, с которым приехали, затем с другим. В итоге позвал нас, мы сели в такси и поехали в неизвестном направлении. Когда я спросил, сколько за такси, собеседник (имя которого я до сих пор не знал), сказал, что ничего не надо — типа, ситуации разные бывает, и помогать людям нужно. Из-за нас же ему пришлось брать другое такси — чтобы доехать до гостиницы, оставить там нас и ехать домой. Попросил записать номер — в случае, если потребуется помощь. Тут и выдалась возможность узнать его имя, когда записывал номер. «З***» (имя полностью не пишу, на всякий случай, мало ли), продиктовал он, я так и записал. Показываю ему, де «правильно?», отвечает: «пойдёт». Интересный человек.

Минут через 20 мы действительно приехали к какому-то особняку. Оставили таксиста возле ворот, З*** долго звонил в дверь и по телефону — пока кто-то наконец не проснулся и не провёл нас внутрь. Нас завели на второй этаж и предложили номер на выбор. Один с двумя односпальными кроватями, второй с одной двуспальной и душем-туалетом внутри номера. С оговоркой, что второй дороже. Но мы его таки и выбрали. По стоимости нам никто ничего внятно не сказал — это нереально неудобно, не знать, сколько ты завтра платишь за ночёвку. З*** сказал, чтобы мы ни о чём не беспокоились и ложились спать, а его внизу ждёт такси, и утром он нам позвонит. На том и попрощались: больше мы его не видели.

Сама гостиница оказалась частной бляд-хатой. Без вывески и названия, только для знакомых и друзей. Находится в самом центре. Это мы узнаем уже утром. Не сходив даже в душ, мы сточили остатки хлебцев (такой вот суточный рацион) и легли спать. В Таджикистане по ночам на улице теплее, чем в домах: центрального отопления здесь нет. Нам поставили обогреватель, но кровать была невменяемо холодной. Всё же лучше, чем если бы мы сейчас, в дождь, остались на улице. Гораздо лучше.

Цветущее дерево Душанбе
А вот так выглядел Душанбе, когда я первый раз его увидел при дневном свете. Мы проснулись в 9 часов утра, уже 22 марта.

Проснулись, оделись, поняли, что надо валить — проводить здесь последующие запланированные две ночи как-то не хотелось. Ни кухни, ни тепла, ничего того, что удержало бы. Переночевали и ладно.

Набрал ночного попутчика, чтобы сориентироваться, по цене и вообще. Говорит, сейчас разберёмся. В итоге, оказалось, что нам могут скинуть целых 20 сомони, и ночь обошлась в 80 сомони. Отдельная история, как мы эти деньги платили. Вышли из особняка, на улице стоят два таджика. Которые ну никак русского языка не понимают. Минут через десять пришёл ещё один, который грозным голосом поинтересовался, кто нас сюда привёл. Закончилось тем, что он переговорил по моему же мобильнику с З***, взял с нас 100 сомони, дал 20 сдачи и пустил на волю. То есть, на душанбинскую улицу.

Здесь начинается другая история — о том, как мы двое суток прожили в Душанбе. Об этом — далее и отдельно.

P.S.: З*** мы услышали ещё раз — часа через два он перезвонил, справился о том, что у нас всё хорошо, не создали ли нам проблем ребята, в гостинице которых мы ночевали. Хороший человек, этот наш попутчик. Таджикское гостеприимство.